Более столетия скопинская земля славилась своими шахтами, горняками, снабжавшими страну углем в самые тяжелые моменты ее истории - во времена Гражданской и Великой Отечественной войн. Но вот уже почти четверть века прошло с тех пор, как закрыта последняя скопинская шахта, и ныне о былой горняцкой славе нашего края напоминают лишь высящиеся то тут, то там терриконы да парадные костюмы ветеранов подземного труда, увешанные орденами, медалями и почетными знаками...

***

 

 

Да, живы еще многие из тех, кто отдавал свои силы и знания шахтерскому делу, кто многие годы выдавал на-гора десятки и сотни тонн столь востребованного страной угля. И пока они еще не покинули нас, пока крепка еще их память, необходимо сохранить для потомков живые свидетельства истории скопинских горняков, запечатлеть ее для будущих поколений. Борис Иванович Мигунов

И эту благородную миссию взяла на себя предприниматель, из Москвы Ирина Константиновна Бантуш, которая готовит к открытию на бывшей шахте 1-я Северная туристический центре музеем горняков Подмосковья. Уже проделана большая работа, приближающая нас к официальному открытию этого комплексного учреждения. А недавно музей принял первого посетителя, вернее - почетного гостя. Ведь им стал не кто-нибудь, а патриарх Мосбасса Борис Иванович Мигунов.

На встречу с легендой Подмосковного бассейна были приглашены руководитель дополнительного офиса "Русславбанка" в нашем городе А. Егорова, краевед из микрорайона металлургов Н. Сусова и экскурсовод будущего музея С. Молодцова. В ожидании именитого гостя мы познакомились с экспонатами музея и осмотрели обширное хозяйство Ирины Константиновны. Наконец прибыли и гости - Борис Иванович и его близкий друг, известный тульский журналист Александр Иванович Алдобаев. Они, конечно же, начали с осмотра усадьбы, побывав везде, даже у родника и Святой купели.

Когда гостеприимная хозяйка пригласила нас к столу и Борис Иванович снял плащ, внимание всех привлекло большое количество наград на пиджаке Мигунова. Ордена, медали, почетные знаки, отражающие вехи его большого трудового пути, спускались чуть ли не до пояса. Прежде чем произнести тост за здоровье легенды Мосбасса, Александр Алдобаев вкратце познакомил с биографией Мигунова.

Борис Иванович приехал в Тульскую область по комсомольской путевке после демобилизации из армии. В поезде он познакомился с таким же демобилизованным солдатом Василием Стародубцевым, с которым они подружились на всю жизнь. Мигунов был направлен на шахту № 37 треста "Сталиногорскуголь", где начал трудиться навалоотбойщиком. Он прошел все стадии профессионального роста от рабочего до руководителя самой известной в Мосбассе шахты "Подмосковная". За 25 лет руководства Борис Иванович сумел поставить "Подмосковную" в один ряд с такими самыми крупными и высокопроизводительными шахтами Советского Союза, как "Распадская" и "Воргашорская".

Он организовал высокоэффективный труд рабочих, обеспечил их социальную защиту. При нем рабочий добывал в месяц в среднем 163 тонны угля, а шахта выдавала на-гора 11000 тонн угля в сутки при себестоимости 7 рублей за тонну. За месяц проходили более 1000 погонных метров лавы.

Наверх Ý

 


 

 

ГЛАВНАЯ

 

  Толщина пласта достигала трех метров, обводнённость была в пределах нормы. Для сравнения: при 6000 рабочих и толщине пласта до 10 метров "Распадская" давала в сутки 40000 тонн угля. Нетрудно подсчитать, что на "Подмосковной" выработка была выше. Они брали умением! Мигунов, широко используя человеческие и технические возможности, превратил трудовые рекорды в ежедневную норму.

Он вместе с учеными Подмосковного научно-исследовательского проектно-конструкторского угольного института испытывал на своей шахте новейшие модели угледобывающих комбайнов. Участвуя в этой работе, Борис Иванович защитил кандидатскую диссертацию. Он занимался улучшением крепи, лично знал каждого работника шахты, умея общаться с подчиненными. Ежедневно спускался под землю и лично проверял состояние механизмов, соблюдение техники безопасности, изучал настрой рабочих. Он сделал шахту школой передового опыта: к нему приезжали руководители и специалисты не только из других угольных бассейнов страны, но и из-за границы.

Велика заслуга Бориса Ивановича и в том, что в период варварской ликвидации шахт и разрезов он не дал развалить "Подмосковную". Да, приходилось сложно, и шахтеры по два-три месяца не получали зарплату, но коллектив выстоял, хотя в го время Международный валютный фонд легко давал деньги на ликвидацию шахт, а на модернизацию - придерживал. Таким образом, наши заграничные "друзья" рассчитывали полностью развалить угольную промышленность России. Но просчитались! Правда, под давлением МВФ все-таки было принято ошибочное решение сконцентрировать добычу угля на нескольких наиболее крупных шахтах. Но недаром говорят: не кладите все яйца в одну корзину. Вот произошла крупная авария на "Распадской", и теперь стоит вопрос: восстанавливать ее или закрывать из-за сильной загазованности? А ведь именно она давала 75% угля на экспорт!

Теперь шахты принадлежат частным владельцам, между которыми идет острая конкурентная борьба. Новые хозяева стараются любой ценой снизить себестоимость угля: увеличивают нормы выработки, практически не ведут геологоразведку и техническое переоснащение шахт, в загоне и техника безопасности, «не говоря уже о "социалке" и подготовке кадров. Главное для них - прибыль! Изменилось все, даже сознание самих шахтеров...

Как-то в конце смены, -включился в разговор Борис Иванович, - в одном из забоев произошла авария: плывун смел крепь, отбросил двух шахтеров в штрек, а одного замуровал до головы. Мимо него торопливо прошли два молодых горняка. Надо бы потерпевшему помочь, а они торопились домой! По сигналу тревоги к месту аварии прибыли горноспасатели. Наравне с ними я помогал вызволить из плывуна шахтера. Человек остался жив. Раньше мы руководствовались принципом: "Все за одного, один - за всех!" Теперь принцип другой: "Каждый сам за себя!" Какое же общество мы строим?!

По сведениям ЦСУ, в начале века в стадии ликвидации находилось 177 угледобывающих предприятий.

Закрыты 85% шахт Подмосковья, 33% шахт Приморья, весь Кизеловский бассейн... Возникли проблемы с переселением шахтеров с Крайнего Севера, с созданием для них новых рабочих мест, обострились социальные вопросы. А шахты продолжают закрывать... А верно ли это? Ведь немало ученых считает, что нефти и газа у нас осталось на 25-30 лет. Если они правы, как будут жить наши внуки? Опять потребуется уголек. В Мосбассе его осталось еще много, но реанимировать шахты очень и очень сложно...

За беседой время пролетело незаметно. И часам к девяти гости стали готовиться к отъезду. Перед расставанием они еще раз поблагодарили Ирину Константиновну за замечательную инициативу и пожелали будущему музею стать столь же известным в стране, какими были и его герои -шахтеры Мосбасса. На прощание тульские гости подарили музею книгу "Уголь" 1943 года издания, фотографии 1960-70-х годов и другие ценные предметы быта горняков. От себя хотел бы добавить, что один из залов музея будет посвящен работавшим на шахтах Подмосковья трудармейцам - немцам Поволжья. И поэтому сотрудники музея с благодарностью примут предметы их быта и культуры, фотографии и вещи. Хотелось бы, чтобы все скопинцы с должным вниманием отнеслись к созданию музея шахтерской славы и оказали ему посильную помощь!

 

Н. ЕРМАКОВ, краевед с. Секирино

Скопинский Вестник, № 135, 08.11.11 г.